Гештальт-терапия и магические практики

Я думаю о людской мудрости, о тех способах обхождения со своими чувствами, своими потребностями и мечтами людей в ранние времена. Психология — наука довольно молодая, и вообще, откуда могли взяться все психологические теории, гипотезы и выводы, как не из наблюдений за тем, как люди справляются со своими проблемами  и как они используют житейскую мудрость и опыт, так виртуозно заложенный в поговорках, сказках, пословицах, приметах и ритуалах?
Я уже не говорю о проективных методиках, которые точно были взяты из гаданий. Ну, например, чем принципиально отличается тест Роршаха от гадания на кофейной гуще? Причудливые извилины, фигурки, переходы напоминают кому-то горы, кому-то голову дракона, кому-то дальнюю дорогу. Прямой путь к бессознательному. Прекрасный материал для терапевтической работы.
Работа со страхами, тревогой, вытесненными переживаниями злости, обиды, стыда в современной психологии и психотерапии основана на осознавании, проживании и отреагировании вовне. Особенно показательна в этом смысле работа с детьми, когда страх или другое чувство можно слепить, нарисовать, назвать его именем игрушку и «поговорить» с ней.. Старинные обряды и «бабушкины методы» основаны на том же самом. Заговоры и приговоры: «уйди, сойди, оставь. Иди туда, де люди не ходят, рыбы не плавают, птицы не летают. Быть тому». И закапывался или выбрасывался в проточную воду отработанный материал — восковая отливка или яйцо на которое «выкатывался» негатив. И это работало. Конечно, еще помогала вера «пациента (клиента)» в происходящее и благоговейное отношение к «чуду». А что такое чудо? То, что мы не можем объяснить и наделяем некоторым мистическим сакральным смыслом. И вот, что интересно, одни и те же вещи в ритуалах и в психологии иногда называются просто разными терминами, объясняются разным языком, хотя описывают одни и те же явления.
Психологи, ведущие группы, прекрасно знают, что такое групповое поле и групповое бессознательное. Как начинает «тормозить» и «засыпать» группа, если, предположим, кто-то удерживает свои чувства, как после индивидуальной сессии в группе, остальные участники в обратных связях предъявляют чувства, вытесненные клиентом и терапевтом в сессии. Когда в индивидуальной сессии, если клиент вытесняет переживания, терапевт их «ловит». В психологии то называется «находится в одном поле», сонастроиться, присоединиться к переживаниям клиента. Во время этого у терапевта возникают гипотезы, которые могут «приходить» в виде картинок, метафор, ассоциаций со знакомыми сюжетами. И, предъявляя это клиенту, иногда видишь удивление, изумление, иногда даже испуг , особенно тех клиентов, которые только начинает терапию. «Откуда вы знаете?». Вот такие «ясновидения» случаются во время терапевтической сессии.
Мы, в гештальт-терапии учимся и приходим к особой чувствительности к себе, своим чувствам, к пространству, к своему телу, к его реакциям на изменение среды. По сути дела, к экстрасенсорике. Есть люди, которые изначально так сензитивны и «работают» очень похоже, потому что в силу некоторых личностных особенностей чувствительны к себе изначально. Раньше «бабки», «ведуньи», «колдуны» делали практически те же вещи, что современные гештальт-терапевты, расстановщики,телесные терапевты , только с разной атрибуикой и языком описания. Ну вот, например, некоторый перевод: «Карма» — «Семейные мифы, межпоколенческая передача. «Родовое проклятье» — «Семейный симптом», «Опыт прошлых воплощений» — «Родовая память, родовая боль», «Порча» — «Бессознательная телесная реакция на травму. Запуск механизма разрушения» и так далее.

Почему я, как психолог, включаю эти ритуалы в свою практику? Ведь можно же пользоваться привычными техниками, такими, как «горячий стул», метафорические  карты, арт-терапия, песочная терапия? Есть один нюанс. Старинные обряды несут еще и некоторую «наработку» многих лет использования, что включено уже в их название и сами предметы и слова, которые используются в их применении.  Это дает сопричастность  и доступ к, так называемой, родовой памяти  и родовому бессознательному. То есть, при применении «гадания на кофейной гуще», клиент уже попадает в состояние предвкушения, волшебства, настройки на определенные воспоминания. Бессознательные «блоки», «программы» уже начинают «шевелиться» в сам момент, когда мы пьем тот самый кофе, с помощью которого мы (терапевт-клиент) «узнаем» некоторые скрытые тайны.

Так же работает и практика с воском, когда мы прикасаемся к тяжелым переживаниям, страхам, фобиям, а потом «отливаем их на воск» где они и запечатываются. Тем более, что воск выдает еще более причудливые картинки, чем кофейная гуща, с которыми можно еще работать и работать.

Старинные ритуалы и практики дают для меня, как для гештальт-терапевта, еще  очень интересный дополнительный способ прикасаться к бессознательному и открывать «дверцы», которые, возможно, не всегда могут открыться при  применении других  методик. Я не собираюсь становиться «мистическим психологом», я по прежнему работаю  и собираюсь работать в модели гештальт-терапии, но практики и ритуалы старины находятся  в арсенале моих  инструментов и , при желании клиента, я их у удовольствием использую.

Comments

comments

Leave a Reply

Your email address will not be published.