Созависимость

Созависимые отношения можно наблюдать не только в семьях, где есть зависимый. Созависимость часто завуалирована под любовь, чуткость, заботу, покладистость, доброту и великодушие. Возможно, я написала достаточно жестко, но это для того, чтобы картинка была четче.

— И что же ты хочешь?, — спрашиваю клиентку снова
— Я хочу, чтобы он…
— Нет, я ТЕБЯ спрашиваю, то ТЫ хочешь?

Недоумение, растерянность на лице, и снова:
— Ну я же и говорю, что я хочу, чтобы ОН…

Этого достаточно, чтобы определить созависимость.
Как грустно наблюдать, когда прекрасные милые творческие женщины даже близко не слышат себя, своих чувств, своих желаний.

Их жизнь подчинена контролю за поведением своих близких. Они уверены, что они «должны спасти» (помочь, направить, поддержать) мужа, отца, маму, детей. Всех, но только не себя.
Они уверены, что это спасение должно идти ценою самоотречения и терпения. И этот «подвиг» частенько становится заменой заботы о себе и радости от удовлетворения своих потребностей.

Термин «созависимость» изначально предполагал наличие в семье химически зависимого — алкоголика, наркомана. Он зависел от вещества, а остальные члены семьи от его поведения. Поэтому их и назвали СОзависимые.

В таких семьях вся жизнь строилась, исходя поведения зависимого: выпьет-не выпьет, во сколько придет, нужно ли его искать с милицией. Члены семьи строили свой день не исходя из своих желаний, а учитывая, как им подстраиваться под своего зависимого.

В таких семьях чувства вытеснялись, никто ни у кого не интересовался, как другому живется. Здесь преобладало слово Надо и Должен. Но красной нитью в таких семьях проходило «спасение». Зависимого надо было спасать. Как? У всех по-разному.

Кого-то подбирали на лестнице, чтобы не простыл, уносили, мыли, укладывали. Кого-то забирали из вытрезвителся, кого-то упекали в ЛТП. Кого-то лечили скандалами. Но что бы ни происходило, это поведение лишь поддерживало зависимость. Потому что ответственность за него брали на себя созависимые, а зависимый не сталкивался с последствиями своих действий.

Сейчас созависимый тип поведения встречается не только в семьях, где есть зависимый. Это некий личностный замес, ориентированный на внешнюю оценку, на острое желание нравиться и получать одобрение при невозможности его принимать из-за низкой самооценки. Это вечное «прилипание» к другому и отслеживание его реакций на себя. Не так посмотрели — и у созависимого день не удался.

Созависимый почти постоянно находится в чувстве вины или чувстве стыда. Но это не те нарциссические качели, на которых гордо взлетает, и не менее гордо падает нарцисс, это невротическая боль за свою ущербность и вечная вина за свое несовершенство.

Из-за низкой самооценки созависимый не верит в похвалы и не умеет получать удовольствие от того, что он кому-то нравится. При этом, он ориентируется только на внешнюю оценку, и зависит от нее.

♨️ Созавсимый не умеет говорить «Нет», потому что он «хороший» и «желает всем добра». А на самом деле, в душе у него глубинный страх, что он не понравится и что его отвергнут, и тогда он готов согласится на любые условия, лишь бы этого не случилось.

♨️Созавсимый не чувствует границ. По его территории будут ездить танками, а он еще будет оправдываться, почему на его поле бугорочки, Потому что другие «могут обидеться». Ну и если продолжить эту мысль, «отвергнуть и не полюбить».

♨️ Созависимый с одной стороны, старается быть удобным, а с другой стороны, не менее беспардонно нарушает границы других, вторгаясь в их личностное пространство желанием помочь, дать совет, рассказать, как правильно, и как будет лучше. В ответ, получая агрессию, он искренне и очень сильно обижается.

♨️ Созависимый обижается глубоко и до боли. И боль его реальна. Потому что он живет в надежде, что когда-то вдруг, близкий увидит, как он прекрасен, и сколько сделал для этого человека, что он практически всю жизнь ему посвятил, не думая о себе ни минуты, а тут.. «Меня не ценят».

♨️ Да, созависимый всю жизнь надеется и ждет, что вдруг ему воздастся. А когда этого не случается, лишь ореол великомученника дает ему возможность сохраниться и не рассыпаться.

♨️ В созависимых семьях нет границ. Тут никто ни за что не отвечает, и все виноваты. Дети здесь должны. Здесь очень простроен фасад, иначе: «Что люди скажут?» и «Чтобы все, как у людей», а внутри пустота и безграничье.

♨️ Расстаться в созависимых отношениях практически не реально, потому что каждый для другого является неким костылем, выполняющим функцию, которая призвана достроить (пусть кривовато) целостность личности.

♨️ Часто созависимый не уходит из изматывающих отношений, потому что «другой без него не сможет. Пропадет». На самом деле, это яркая проекция, читай: «Я без него не смогу. Я пропаду».

♨️ Самооценка у созавсимого настолько шаткая, что ему нужно оставаться хоть в каких-нибудь отношениях, потому что остаться вообще без отношений, для него подобно исчезнуть, не быть, умереть. Поэтому созависимые отношения самые крепкие. Там и вместе невыносимо, и расстаться невозможно из страха и ужаса «Небытия».

Как-то мрачновато написала. На самом деле, по моему опыту, люди выходили из созависимости и начинали совсем иную жизнь. Это сложно. Это не очень-то шоколадно, это не быстро — шаг вперед, два назад, это затратно для терапевта (эмоционально) и для клиента (и материально в том числе). Но… это дорогого стоит.

Я видела, как меняются люди, какой становится наполненной их жизнь. И нужно сказать, что это не «решение проблемы», это путь. Это реально осознанный путь к своему развитию и своим ресурсам. Если человек проснулся, он уже не сможет стоять на одном месте. Он начинает путь.

Сколько времени нужно? Не помню, кто сказал, что для того,, чтобы полностью выйти из созависимости нужно столько месяцев терапии, сколько тебе лет. Соглашусь. Где то так. И сейчас могу признаться честно, сама проходила этот путь. Это возможно.

Контакты

Приём: г.Минск в Малиновке или на Каменной Горке

Индивидуальный прием: ВТ-Чт с 13.00 до 21.00

Тренинги: Сб-Вс с 10.00 до 18.00

 

+375(29) 619-38-39

annavtorova1966@gmail.com   

100% Complete